Грязный огонь в цезиевой роще. Чем опасны пожары в Чернобыльской зоне

ГосЧС Украины отчиталось о полной ликвидации пожара в лесах зоны отчуждения Чернобыльской АЭС. Правда, власти и не скрывают: значительный вклад в победу над огнем внес пролившийся во вторник дождь. Да и то пламя до конца не потухло и в среду вечером пожар возобновился.

13 апреля, когда ситуация в Зоне приобрела особо сложный характер (огонь охватил знаменитый Рыжий лес, вплотную подобрался к самой ЧАЭС и расположенным вблизи нее хранилищам ядерных отходов), в разговорах жителей Киева и ряда других городов тема чернобыльских пожаров едва не вытеснила эпидемию коронавируса.

С 80-х годов прошлого века “чернобыльская угроза” является одной из важных болевых точек в массовом сознании жителей столицы.

“Страна” разбиралась, насколько опасны чернобыльские пожары, которые в Украине, увы, случаются регулярно.

Зловещие цифры

Среднестатистический житель страны, пережившей Чернобыльскую катастрофу, знает, что радиация измеряется в рентгенах. Более “продвинутые” что-то слышали о современном аналоге этой величины – зивертах.

Однако сегодня мы будем в основном говорить о другой единице – беккереле. Один беккерель – это такое количество радиоактивного вещества, в котором за одну секунду происходит один акт радиоактивного распада. Разумеется, в зависимости от того, о каком именно веществе идет речь, одному беккерелю может соответствовать разная масса этого вещества.

С другой стороны, при одном распаде атома конкретного вида выделяется разная энергия, так что опасность одного и того же источника может быть разной.

По имеющимся расчетам, при аварии на ЧАЭС выделилось около 14 эксабеккерелей (10 в 18 степени, или квинтиллионов). Правда, большую часть этого выброса составляли радиоактивный йод, инертные газы и другие вещества с небольшим периодом полураспада, которые в настоящий момент разложились полностью просто из-за того, что прошло уже довольно много времени. Сейчас основными источниками радиоактивного загрязнения зоны отчуждения являются цезий-137, стронций-90, плутоний-241 и америций-241.

Первые два изотопа имеют период полураспада около 30 лет. То есть за время, прошедшее с момента взрыва на ЧАЭС, распалось уже больше половины всего количества попавших в окружающую среду изотопов.

По оценкам ученых, того же цезия-137 во время взрыва на ЧАЭС в окружающую среду попало около 9 петабеккерелей (10 в 15, или квадриллионов, беккерелей). Для сравнения, предел годового поступления в организм человека цезия-137 составляет 210 беккерелей в сутки. И пусть даже половина этого количества распалась, половина-то все еще остается!

Стронция-90 примерно в 10 раз меньше, но зато он значительно опаснее: предельная доза поступления в организм составляет 36 беккерелей в сутки.

И стронций, и цезий являются бета-излучателями: в результате их распада выделяются движущиеся с высокой скоростью электроны. Бета-излучение обладает низкой проникающей способностью и почти неуловимо для большинства бытовых дозиметров. Но если частицы радиоактивных веществ попадут в организм, то неприятности будут серьезными. Тот же стронций, к примеру, химически похож на кальций, и организм обращается с ним схожим образом: атомы стронция откладываются в костях и могут создать проблемы для организма на годы вперед. Особенно это опасно для детей, чья костная система только формируется.

Скрытая угроза

Однако если все так плохо, то почему экологи зачастую называют Чернобыльскую зону отчуждения едва ли не самым благополучным с экологической точки зрения районом? Действительно, часто можно услышать новости о том, что в чернобыльских лесах замечено то или иное животное, считавшееся вымершим в Украине. За последние годы там замечены бобры, зубры, медведи и многие другие.

Дело в том, что за прошедшие десятилетия многие радиоактивные вещества оказались связаны в экосистемах: к примеру, корневая система деревьев впитывает из почвы тот же стронций и надежно “запечатывает” его в их стволах. Такой стронций уже не особо опасен для экологии – пока дерево живо.

Но лесные пожары разрушают эти естественные ловушки для радионуклидов, и радиоактивная сажа с потоками горячего воздуха поднимается в атмосферу. Осесть она может в десятках километров от места, где взлетела.

По данным совместного исследования эстонских и американских ученых, опубликованного в 2017 году в издании “Журнал природной радиоактивности”, во время чернобыльских пожаров 2015 и 2016 годов в атмосферу таким образом попало около 12 террабеккерелей (10 в 12 степени беккерелей) радиоактивных веществ. В 2016 году, к примеру, повышенный уровень концентрации цезия-137 был обнаружен в воздухе аж над Вильнюсом. Правда, “повышенный” в данном случае означает “превышающий типичные средние значения”: речь идет примерно о 2 стотысячных беккереля на кубометр, что в десятки тысяч раз ниже допустимых концентраций.

Тем не менее лесные пожары в чернобыльских лесах (согласно оценкам того же “Журнала природной радиоактивности”) в целом могут быть отнесены к радиационным событиям третьей степени по международной шкале INES – то есть к событиям такого же уровня, как и, например, пожар на испанской АЭС Вандельос в 1989 году.

Во время пожара 2020 года в Киеве концентрация цезия-137, по данным Государственного научно-технического центра, не превышала одной десятитысячной беккереля на кубометр. Так что в этот раз, похоже, пронесло.

Однако следует учитывать, что в момент наиболее сильного развития пожара (12-13 апреля) ветер все-таки дул в противоположную от Киева сторону. Да и дождь пошел просто удивительно вовремя, сдержав дальнейшее распространение огня по цезиево-стронциевым рощам. В следующий раз обстоятельства могут сложиться и не столь благоприятно.

Финансовый аспект

Очевидно, что чернобыльские леса, несмотря на все свое внешнее экологическое благополучие, были и остаются по сути колоссальным могильником опасных ядерных отходов под открытым небом. И требуют к себе соответствующего отношения с соблюдением всех необходимых мер предосторожности. Предпринимаются ли такие меры в Украине?

Руководитель регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров НУБиП Сергей Зибцев в 2015 году сообщал, что зона отчуждения покрыта системой выявления пожаров лишь на 40%, пожарные дороги разбиты, а пожарные водоемы из-за плохого состояния не всегда могут выполнять свою функцию.

Это и понятно: в бюджете Украины на 2015 год на финансирование мероприятий по обеспечению безопасности в зоне отчуждения выделили лишь сумму, эквивалентную 8 миллионам долларов США. В 2013 году, к примеру, было 30 миллионов – почти вчетверо больше. Стоит ли удивляться тому, что чернобыльские леса стали гореть?

В 2020 году – в те самые дни, когда спасатели боролись с пожарами – Верховная Рада утвердила объем соответствующей статьи расходов бюджета на 2020 год: 446 миллионов гривен, или примерно 16 миллионов долларов. Вдвое больше, чем в 2015-м, но почти вдвое меньше, чем в 2013-м. Хватит ли этого? Узнаем по сводкам спасателей о пожарах.

Источник: Strana.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...